Назад в категорию Искусство

Тень и...Тень

  • Джакометти Альберто
Посмотреть книги
Тень и...Тень

Художник, который снял все лишнее и показал, что останется от человека, когда исчезнет видимость

Добрый, скромный и обаятельный человек с мудрыми глазами, воплощение мужской красоты. Без всяких скандалов и эпатажа стал самым дорогим скульптором XX века.

Джакометти_фото4.jpg

Альберто Джакометти

Альберто Джакометти – швейцарский скульптор, живописец и график.  В 1922 году переехал из Женевы в Париж, - город, который станет его домом до конца дней.

Начинал с академизма и фовизма, обучался у знаменитого  французского скульптора Антуана Бурделя. Уже в 1925 работы Джакометти впервые были представлены публике на выставке в Салоне Тюильри. 

Влился в парижский авангард: работал в кубизме и символизме, обращался к мотивам африканского примитивного искусства. Наконец в 1930 году Джакометти встретил Луи Арагона, Андре Бретона и Сальвадора Дали и примкнул к сюрреалистам. 

Через пять лет Джакометти громко «хлопнет дверью», бросит в сторону Андре Бретона хлесткие, обидные слова и покинет группу. Но чтобы не сказал Альберто, уходя от бывших сотоварищей, почти пять лет он искренне разделял идеи сюрреализма: подписывал декларации, участвовал в собраниях и совместных выставках, был преданным последователем Андре Бретона. 

Для Джакометти это был богатый в творческом плане период. Тогда были созданы самые впечатляющие скульптуры во всей истории сюрреализма: предельно откровенные и, в тоже время, символичные; чистые абстрактные как «Мужчина и женщина» (1928-1929) или шокирующие как «Женщина с перерезанным горлом» (1932).

Джакометти_сюрреализм.png

Альберто Джакометти. Слева: Мужчина и женщина, 1928-1929.   Справа: Женщина с перерезанным горлом, 1932

Причина разрыва с сюрреалистами была проста; под влиянием друга, художника Бальтюса, Альберто Джакометти принял решение вернуться к фигуративному искусству и работать с натуры. Ревностно оберегающие идеи сюрреализма, члены движения не могли ни понять, ни разделить творческие поиски Джакометти, его стремление к одиночеству и свободе.  

Последовали годы тишины, почти забвения: работа дизайнером и долгие размышления.  Отказавшись от работы с натуры, полагаясь только на свое воображение, он начал создавать маленькие фигурные скульптуры. 

«К моему ужасу, мои скульптуры становятся все меньше и меньше <…> они становятся такими миниатюрными, что зачастую довольно одного удара ножом, чтобы они рассыпались в пыль». 

Уехав в 1941 году по семейным делам в Швейцарию, он задержался в Женеве на несколько лет, где продолжал создавать свои миниатюры. По легенде, вернувшись после войны во Францию, Джакометти привез скульптуры в спичечных коробках. 

В Париже маленькие фигурки-скелеты начали «расти», все выше и выше. Именно тогда родился особенный, узнаваемый стиль Джакометти, главной темой творчества которого до конца жизни останется Человек. 

Тонкие, удлиненные силуэты… Вдохновением стали вотивные этрусские статуэтки, связанные с заупокойным культом народа.  Самая известная хранится в археологическом музее Гуарначи в Вольтерре: бронзовая статуэтка мальчика высотой 57.4 см.

Джакометти и этруски.png

Слева: Статуэтка типа "вечерней тени".  Бронза, III-I века до н.э. Вольтерра, Этрусский музей Гварначчи.
Справа: Альберто Джакометти. Большая женщина II, 1960.

Остается загадкой, почему они имеют такую вытянутую форму, ведь другие скульптуры этого периода отличаются предельной реалистичностью (вспомните портрет Брута Капитолийского).

Одна из версий - фигуры подражают длинным теням от человеческого тела в последних лучах солнца… Человека, который после смерти уходит в другой, потусторонний мир, и длинная тень – это все, что от него остается в последний момент. Потому тип статуэток получил современное название «Вечерняя тень». 

Джакометти познакомился с этрусским искусством еще в молодости, в пору его обучения. Символизм этрусков не просто вдохновил Джакометти: потряс до глубины души, поглотил. И спустя много лет Альберто переработал этот образ, наполнил другим, экзистенциальным смыслом. Неудивительно, Джакометти был очень близок к кругу экзистенциалистов, с Жан-Полем Сартром и Симоной де Бовуар его связывала дружба. 

Нет более пронзительных скульптур, чем те, которые он создал после войны: Трое идущих (1948), , Падающий человек (1950), Шагающий человек (1960)…

Джакометти и Человек.png

Альберто Джакометти. Слева: Падающий человек, 1950.   Справа: Идущий человек, 1960

Нитевидный, хрупкий силуэт Человека, с пульсирующей поверхностью, удивительным образом заполняет собой пространство. Джакометти снял всю «видимость», оголил Человека, оставил беззащитным и одиноким в мире, который разрушается.

 «… они похожи на вынутые из печи угли, оставшиеся после того, как потухло пламя. И какое пламя!» (Жан Жене). 

Падающий человек - символ уязвимости и шаткости человека, беззащитного в мире насилия и неспособного противостоять ему, был отголоском послевоенного времени. Спустя десять лет появился Идущий человек - по-прежнему беззащитный и одинокий, упрямо идущий тяжелой поступью. Но идущий!

Среди бронзовых скульптур Джакометти есть собака, альтер эго: он говорил, что однажды увидел себя на улице такой вот собакой, отверженной и одинокой. Конечно Джакометти культивирует одиночество, но это не стон, не жертва и не страдание. Его одиночество как некий абсолют и символ свободы, ведь все, что есть у Человека, – он сам и его Тень.

Альберто Джакометти (1901 - 1966).

«… они похожи на вынутые из печи угли, оставшиеся после того, как потухло пламя. И какое пламя!» (Жан Жене).
Альберто Джакометти. Идущий человек, 1960

"Человек…человеческая особь…свободная личность…Я… палач и жертва одновременно… одновременно охотник и добыча… Человек - и одинокий человек - утративший связь - в полуразрушенном страдальческом мире - кто ищет себя - начиная с нуля. Изнурённый, измученный, худой, голый. Бесцельно блуждающий в толпе. Человек, беспокоящийся о человеке, терпящем террор от человека. Пафос предельного изнеможения, личность, утратившая связь. Человек у столба своих противоречий больше уже не жертвующий собой. Сгоревший. Ты прав, дорогой друг. Человек на мостовой как расплавленное железо; он не может поднять своих тяжелых ног. Начиная с греческой скульптуры, с Лорана и Майоля человек горел на костре! Это несомненная правда, что после Ницше и Бодлера ускорилось разрушение ценностей…Они рыли вокруг него, его ценностей, влезали под кожу и всё ради того, чтобы накормить огонь? Человек не только ничего не имеет, он не является ничем большим чем его Я».

Писатель Франсис Понж в статье «Размышления о статуях, цифрах и картинах Альберто Джакометти» (1951).

Автор: Катя Птичка

Поделиться

Подборка книг

Получи скидку по промокоду:
QWERTY

Другие эссе